Православная вера

ТАИНСТВО КРЕЩЕНИЯ.


Таинство Крещения по своей сути есть Церковное событие, главным смыслом которого является наше приобщение к духу Церкви, вхождение в Церковь. Крещаемый становится членом Церкви, и только таким образом возрождается и обоживается, становится причастным Царству Небесному и усыновляется Богу. Крещение понимается, прежде всего, как дверь, ведущая в новую жизнь, и как сила, помогающая бороться за сохранение и рост этой новой силы в нас. В Крещении верующий оставляет позади свое прошлое и полагает новое основание своего будущего, умирает как «чадо плоти», подверженного биологическим законам и тлению, и возрождается как «чадо Царства Небесного».

Таинству Крещения предшествует период «оглашения», или приготовления. Взрослые, пожелавшие крестится и принявшие христианскую веру, начинают изучать уклад церковной жизни, знакомятся со Священным Писанием и христианским вероучением, заключенным в Символе веры, обязательным исповеданием веры для каждого христианина. В случае крещения младенцев назначаются восприемники, крестные родители, которые берут на себя ответственность и заботу в духовном воспитании ребенка и становлении его как христианина.

Принимая крещение, человек вступает в радикально новые отношения со всеми аспектами жизни и с самим «миром», вместе с верой он получает новое понимание жизни. Крещение является для него отправной точкой, основанием христианского понимания жизни, целиком определяющим его существование, дающим ответы на все вопросы, разрешающим все трудности. Обращение человека к Богу – это не выбор «идеологии», это даже не ответ на «проблемы», а есть бегство от темноты и отчаяния. Человек приходит ко Христу, чтобы спастись, и потому, что нет иного спасения.

Принимая крещение, человек отказывается от зла, отрекается от диавола и идет за Христом. В первой части чина крещения содержится изгнание нечистых духов и «запрещение сатаны», заклинания, которые рассеивают и уничтожают злую власть демонического мира. Освобождение от демонической власти – начало восстановления человека. А завершение – Царство Небесное, куда человек был принят во Христе. После изгнания нечистых духов человек восстанавливается как свободное существо, способное иметь истинную свободу, свободу снова принять истинную жизнь, исходящую от Бога и ведущую к Богу, свободный выбор Бога. Этот выбор Бога человеком в таинстве Крещения выражается в следующей части, в которой происходит отречение от сатаны и исповедание Христа. Крещаемый сочетается, соединяется со Христом и исповедует свою веру во Христа как Царя и Бога, поклоняясь «Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице единосущной и нераздельной».

Само таинство Крещения начинается с освящения воды, которое раскрывает все стороны этого таинства. После помазания освященным елеем воды и крещаемого наступает момент крещения, троекратного погружения в воду со словами: «Крещается раб Божий (имя), во имя Отца, аминь. И Сына, аминь. И Святого Духа, аминь». Погружение в воду символизирует приобщение человека к смерти и воскресению Христа. В Крещении истинно реализуется смерть и воскресение Христа как Его смерть за меня, Его воскресение за меня, а поэтому моя смерть во Христе и мое в Нем воскресение. После троекратного погружения в воду новокрещенный облачается в белую одежду.

Таинство Крещения в традиции Церкви неразрывно соединено с таинством Миропомазания, в котором крещенному подаются Дары Святого Духа (2 Кор. 1, 22-23, Еф. 1, 13-14), соединяющие его с Христом и Его Церковью. Если Крещение есть таинство Христа, то Миропомазание есть таинство Святого Духа. Исполнение Крещения в святом помазании есть личный приход и личное откровение человеку и пребывание в нем Самого Святого Духа. Эти два таинства являются необходимым условием для участия в жизни Церкви и ее основополагающем таинстве Причащения Тела и Крови Христовой, что и является самой сутью Церкви, которая есть «Тело Христово» (Еф. 1, 22-23). Таинство Евхаристии является естественным завершением таинства Крещения.


Иерей Виктор Кулага,

представитель Патриарха Московского и всея Руси

при Патриархе Александрийском и всей Африки



 


О КРЕЩЕНИИ

Из книги прот. Александра Шмемана «Водою и духом. О таинстве крещения»


Приготовление к крещению. Значение приготовления

В течение последних столетий в практике Церкви крещение совершается почти исключительно над младенцами. Тем более замечателен тот факт, что, несмотря на это, таинство крещения сохранило те же форму и структуру, которые имело во времена, когда большинство крещаемых составляли взрослые. Это особенно очевидно для тех частей обряда, которые имеют приготовительный характер и описание которых в наших богослужебных книгах приводится в разделе «Молитвы, во еже сотворити оглашеннаго».

Эта, сравнительно короткая в настоящее время, часть обряда представляет собой последний сохранившийся элемент длительного приготовления к крещению, которое в прошлом занимало от одного года до трех лет, в зависимости от местной традиции. Готовившиеся к принятию крещения, так называемые катехумены, или оглашенные, постепенно вводились в жизнь Церкви посредством специальных обрядов, таких как экзорцизм (изгнание нечистых духов), участия в молитвах, обучения Священному Писанию и т.п. В этом приготовлении участвовала вся община, которая таким образом сама готовилась к принятию новых членов. И именно это двойное приготовление — оглашенных и Церкви — дало начало длительному предпасхальному периоду, который мы в настоящее время называем Великим Постом. Это был период напряженной завершительной подготовки к Святой ночи, назначением которой было просвещение приходящих ко Христу и ищущих в Нем спасения и новой жизни.

Каково же значение этого приготовления? Вопрос важный, поскольку может показаться, что крещение младенцев, преобладающее в настоящее время, делает некоторые приготовительные обряды ненужным анахронизмом. Однако существенное значение, которое они имели для ранней Церкви и имеют до сих пор при совершении таинства, а также сохранение «взрослой» структуры обряда крещения, ясно показывают, что, в глазах Церкви, это приготовление является неотъемлемой частью таинства. С него, поэтому, мы и должны начать наше объяснение крещения.

Прежде всего, мы должны понять, что приготовление является существенной, постоянной составной частью всякого богослужения, а также служения Церкви в целом. Невозможно проникнуться духом литургии, понять ее значение и быть ее истинным участником, не поняв предварительно, что она вся построена, в основном, на двойном ритме приготовления и исполнения и что этот ритм соответствует двойственной природе самой Церкви.

С одной стороны, сама Церковь есть приготовление: она приготовляет нас к жизни вечной. Ее значение — преобразовать всю нашу жизнь так, чтобы она стала таким приготовлением. В своем учении, в своих проповедях и молитвах Церковь неизменно открывает нам, что высшая ценность, придающая смысл и целенаправленность нашей жизни, находится «в конце», еще должна быть явлена и составляет средоточие всех наших надежд и упований. Без этого основного приготовления просто-напросто нет христианства и нет Церкви. Следовательно, всякое церковное богослужение есть прежде всего приготовление, оно всегда указывает на нечто, что находится за его пределами, пределами настоящего, и его функция заключается в том, чтобы помочь нам включиться в это приготовление и, таким образом, преобразовать нашу жизнь, конечной целью которой является ее исполнение в Царствие Божием.

С другой стороны, Церковь есть исполнение. События, которые вызвали ее к жизни и которые являются источником ее веры и существования, действительно имели место. Пришествие Христа уже совершилось В Нем человек был обожжен и вознесен на небеса. Святой Дух сошел с небес, и Его сошествие положило начало Царству Божиему. Нам была дарована благодать, и Церкви есть поистине «небо на земле», так как в ней мы имеем доступ к трапезе Христовой в Его Царстве. Мы получили Святого Духа и можем участвовать — здесь и теперь — в новой жизни и пребывать в общении с Богом.

Эта двойственная природа Церкви открывается и сообщается нам в ее богослужениях. Истинное назначение церковного богослужения — осуществить приготовление и явить нам Церковь как исполнение. Таким образом, каждый день, каждая неделя, каждый год преобразуются и приобретают двойную реальность, осуществляя связь между «уже» и «еще не». Мы не смоги бы приготовить себя к Царству Божию, которое «еще только» грядет, если бы это Царство «уже» не было дано нам. Мы никогда не смогли бы сделать конец объектом любви, надежд и чаяний, если бы он не был явлен нам как славное и лучезарное начало. Мы никогда не смогли бы молиться «да придет Царствие Твое», если бы вкус этого Царства не был нам уже сообщен. Если бы литургия Церкви не была исполнением, наша жизнь никогда не стала бы «приготовлением». <...>

Быть может, высшей благодатью крещения является как раз то, что оно превращает нас в детей, восстанавливает в нас «младенчество», без которого невозможно войти в Царство Божие, ибо вся Церковь изменяется, обогащается и исполняется, когда еще одно чадо Божие включается в ее жизнь и становится членом Тела Христова.

Крещение — это пасхальное таинство, а «Пасха» о значает «переход». Этот переход начинается уже в приготовительных обрядах и делает их истинным началом таинства, приготовлением к тому, что найдет свое исполнение в таинстве воды и Духа.


Оглашение

«Разрешает священник пояс хотящего просветитися, и совлачает и отрешает его, и постановляет его к востоку во единой ризе неперепоясана, непокровена, необувена, имущаго руце доле, и дует на лице его трижды, и знаменует чело его и перси трижды, и налагает руку на главу его»...

Обращение — это событие не из сферы и не на уровне идей, как многие считают в настоящее время. Это не выбор «идеологии», это даже не ответ на «проблемы». Это — действительно бегство от темноты и отчаяния. Человек приходит ко Христу, чтобы спастись, и потому, что нет иного спасения. И первое священнодействие крещального обряда — это акт защиты: рука священнослужителя — рука Самого Господа Иисуса Христа — защищает, дает прибежище, «берет под крыло». Ибо скоро предстоит смертельная схватка, и в первой же молитве говорится об ее крайней серьезности.

Новообращенный «зачислен», вписан в Книгу Жизни и вскоре будет присоединен к «стаду наследия» Божия. В то же время ему также сообщена высшая цель крещения: восстановление истинной жизни — жизни, утраченной грешным человеком. Эта жизнь описывается как «поклонение, восхваление и прославление великого и вышнего Имени». Таково начало решающего события в человеческой жизни.


Изгнание нечистых духов

<...> В крещальном чине, который есть акт освобождения и победы, прежде всего, совершается изгнание нечистых духов (или запрещение сатаны), поскольку на нашем пути к крещальной купели мы неизбежно сталкиваемся с темной могущественной фигурой, преграждающей нам этот путь. Если мы хотим продвинуться вперед, ее нужно прогнать. В момент, когда рука священника касается головы чада Божия и осеняет ее знаком Христа, сатана оказывается тут же, чтобы защитить украденное им у Бога и объявленное им своей собственностью.

Мы обращаемся к сатане! Именно здесь проявляется христианское понимание слова как силы прежде всего. В десакрализованном и секуляризованном мировоззрении современного человека слово, как и все остальное, сведено лишь к его рациональному значению. Но в библейском откровении слово — это всегда сила и жизнь. Бог сотворил мир Своим Словом.

Освобождение от демонической власти — начало восстановления человека. А завершение — Царство Небесное, куда человек был принят во Христе, так что вознесение на небеса, соединение с Богом и обожение поистине стали высшим назначением и призванием человека.

Изгоняя нечистых духов из оглашенного, священник, согласно указанию, «дует на уста его, на чело и перси». Дыхание есть основная физиологическая функция, которая поддерживает в нас жизнь, но при этом обрекает нас на полную зависимость от мира. А мир безнадежно заражен грехом, злом и смертью. В раннехристианском воззрении на человека не было строгого разделения на физическое и духовное, что характерно для нашей современности. Первые христиане рассматривали человека в его целокупности, в органическом единстве и взаимозависимости духовного и физического. Весь мир отравлен и болен, и поэтому акт освобождения имеет не только духовный характер, но и физический: он очищает самый воздух, которым мы дышим и который, в результате изгнания духов, становится снова Божьим даром; он восстанавливает жизнь как зависимость от Бога, изначально данную Богом человеку.

Изгнание нечистых духов завершено. Наступило первое освобождение. Человек восстановлен как свободное существо, способное иметь истинную свободу — не ту, которую мы называем свободой и которая на самом деле а человека в постоянного раба своих желаний, а свободу снова принять истинную жизнь, исходящую от Бога и ведущую к Богу, свободу совершить единственный истинно свободный и поистине освобождающий выбор — выбор Бога.


Отречение от сатаны

В древности этот обряд, а также следующее за ним исповедание Христа, совершались в Страстную Пятницу или в Великую Субботу. Таким образом, они составляли конец, завершение приготовления к крещению.

И совлечену и отрешену крещаемому, обращает его священник на запад, горе руце имуща...

«...Обращает на запад...». Здесь запад — это символ тьмы, местопребывания сатаны. Крещаемый не боится стать с ним лицом к лицу, ибо изгнание нечистых духов сделало егосвободным для того, чтобы он мог, прежде всего, отвергнуть сатану, бросить ему вызов, отречься от него. Это обращение на запад есть акт свободы, первое свободное действие человека, избавленного от рабства сатане.

«...Совлечену и отрешену, горе руце имуща...». Крещаемый избавлен от всего того, что скрывало от него ранее его положение раба, что делало его лишь по видимости свободным человеком, даже не знающим о своем рабстве, о своей нищете и о своей тюрьме. Теперь он знает, что был пленником — «а пленники ходят раздетыми и разутыми». Он отбросил все, что маскировало его рабство, его принадлежность сатане. Он «знает, от какого зла он избавлен и к какому добру он спешит...».

Отрицаеши ли ся сатаны, и всех дел его, и всех ангелов его, и всего служения его и всея гордыни его?

— Отрицаюся. (Этот вопрос и ответ повторяются трижды).

Отреклся ли еси Сатаны?

— Отрекохся. (Этот вопрос и ответ повторяются трижды).

И дуни и плюни на него.

Отречься от сатаны не значит отвергнуть мифическое существо, в чье существование даже не верят. Это значит отвергнуть целое мировоззрение, сотканное из гордыни и самоутверждения, из той гордыни, которая похитила человека у Бога и погрузила его во тьму, в смерть и ад. И можно не сомневаться, что сатана не забудет этого отречения, этого вызова. «Дунь и плюнь на него!» Война объявлена! Начинается битва, исход которой — либо вечная жизнь, либо вечная гибель. Именно в этом и состоит христианство. Именно это, в конечном счете, и означает наш выбор.


Исповедание верности Христу

И сие сотвориши, обращает его священник к востоку, доле руце имуща...

«...Обращает к востоку...». Поворот к востоку означает обращение человека к райскому саду, взращенному на востоке, обращение ко Христу, Свету мира.

«...Доле руце имуща...». Мятеж против Бога сменяется теперь покорностью, послушанием и согласием. «Обратись к востоку, опусти руки, поклонись».

Затем крещаемый исповедует верность Христу.

И глаголет ему священник: Сочетаваеши ли ся Христу? И отвечает оглашенный, или восприемник, глаголя: — Сочетаваюся. (Этот вопрос и ответ повторяются трижды).

«...Сочетаешься ли со Христом...». Это исповедание личной верности Христу при ступлении в ряды тех, кто служит Христу, клятва, подобная присяге.

Таже паки глаголет ему священник: Сочетался ли еси Христу? И отвещает: — Сочетахся.

И веруешь ли ему? — Верую Ему, яко Царю и Богу. Такое решение христиане называют верой. Прежде всего, это означает доверие, безусловную преданность, полную отдачу себя тому, кому должно повиноваться и за кем должно следовать, что бы ни случилось.

Крещаемый исповедует свою веру во Христа как Царя и Бога. Веровать во Христа как в Бога недостаточно, т.к. «и бесы веруют» (Иак.2,19). Принять Его как Царя или как Господа означает стремление и решимость следовать за Ним, посвятить всю свою жизнь служению Ему, жить в соответствии с Его заповедями.


Крещение. Таинство воды

Входит священник, и облачается в священническую одежду белую и нарукавницы, и вжигаемым всем свещам, взем кадильницу, отходит к купели, и кадит окрест, и отдав кадильницу, поклоняется.

Крещение начинается с торжественного освящения воды. Вода, безусловно, является одним из древнейших и всеобщих религиозных символов. С христианской точки зрения, представляются важными три основных аспекта ее символики. Первый аспект может быть назван космическим. Без воды не может быть жизни, и поэтому первобытный человек отождествляет воду с принципом жизни, видит в ней prima essentia (первичную субстанцию) мира: «...и Дух Божий носился над водою» (Быт. 1,2). Но если вода изображает и символизирует мир как космос и жизнь, то она также является символом разрушения и смерти. Она заключает в себе таинственную глубину, которая убивает и уничтожает, она есть темное обиталище демонических сил, образ иррационального, неуправляемого, изначального в мире. Основа жизни, животворящая сила — и основа смерти, сила разрушительная: таков двойственный образ воды в религиозном мировоззрении человека. И наконец, вода — это символ очищения, чистоты и поэтому возрождения и обновления. Она смывает пятна, она восстанавливает первозданную чистоту земли.

Творение, грехопадение и искупление, жизнь земная и смерть, воскресение и жизнь вечная: все основные измерения, все содержание христианской веры объединяются, таким образом, и скрепляются в своей внутренней взаимозависимости и единстве одним этим символом. Первоначальный и неотъемлемый смысл, а также сила этого символа состоит в том, что он скрепляет, соединяет то что было разрушено, рассеяно, искажено.Освящение воды перед крещением является тем, чем оно было с самого начала — эпифанией, откровением истинного смысла крещения как космического, экклезиологического и эсхатологического акта: космического, ибо оно есть таинство Нового Творения, экклезиологического, ибо оно есть таинство Церкви, эсхатологического, ибо оно есть таинство Царства. Только вникнув в таинство воды, мы начинаем понимать, почему для того, чтобы спасти человека, мы должны сначала погрузить его в воду.


Освящение воды

О еже нипослатися ей благодати избавления, благословению Иорданову...

Очищенная и восстановленная в своей первозданной природе, вода должна превратиться в нечто большее: Своим погружением в Иордан, Своим крещением Христос превратил ее в силу искупления всех людей, в носительницу благодати и искупления в этом мире.

О еже приити на воду сию чистительному Пресущественныя Троицы действу...

Крещение Иисуса Христа в Иордане было первым явлением Троицы миру, проявлением Отца, Сына и Святого Духа. Поэтому быть искупленным означает получить это откровение, познать Троицу, пребывать в единении с Троичным Богом.

О еже просветитися нам просвещением разума и благочестия, наитием Святого Духа...

Обратите внимание на употребление в этом прошении личного местоимения «мы». Крещение не есть акт, совершающийся только между священником и крещаемым. Так же, как эта вода представляет в себе весь космос, просвещение от Святого Духа получает вся Церковь, ибо вся Церковь вовлечена в этот акт воссоздания и искупления.

...О еже ныне приходящем к Святому просвещению, и о спасении его...

Весь мир, Церковь и, наконец, этот человек и его спасение! В отличие от гуманистических идеологий, которые, прославляя и возвеличивая человека, фактически подчиняют его миру, сводят его к коллективному, безличному и абстрактному «человечеству», Слово Божие всегда имеет своей конечной целью личность. Как если бы весь мир был создан для каждого — в глазах Божиих — было бы более ценно, чем весь мир.

О еже показатися ему чаду света и наследнику вечных благ...

«Чадо света», «наследник» — два основных определения принадлежности к Церкви. Люди стали рабами и поэтому детьми тьмы. Христос вызывает к жизни новую «расу» людей, самим принципом существования которых является то, что они видели свет, получили его и претворили его в свою жизнь: «В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков» (Ин.1,4). Люди, которые не имеют никаких «прав» ни на что, божественной любовью превращаются в наследников, обладателей вечного Царства, наделенных «правами» на него.

О еже сохранити ему одежду крещения, и обручение Духа нескверно и непорочно, в день страшный Христа Бога нашего...

Чтобы он остался верным своему крещению, живя им, делая его источником и силой своей жизни, постоянным судом, критерием, вдохновением, «жизненным правилом».

О еже бытии ему воде сей бани пакибытия, оставлению грехов и одежди нетления...

Чтобы все, что Церковь знает и открывает о значении крещения, было дано и получено, исполнено и воспринято в этом конкретном крещении, в этой конкретной личности.


Молитва священника о себе

...Христос пришел в мир сей не для того, чтобы мы могли совершать действенные таинства; Он дал нам действенные таинства, чтобы мы могли стать детьми света и свидетелями Его Царства. Молитва священника о себе напоминает нам об этой страшной ответственности, о нашей всеобщей зависимости друг от друга в том, что касается духовного роста и исполнения. Она показывает, что крещение — не самоцель, а начало процесса, в котором решающую роль должна сыграть вся община и в особенности пастырь. Это процесс воссоздания образа Христа в новокрещенном, назидания его на основании, заложенном апостолами и пророками, т.е. на основании христианского учения, оказания ему помощи для того, чтобы он не был низложен, но преуспевал в благочестии.

«И покажи воду сию...»

Велий еси, Господи, и чудна дела твоя, и ни едино же слово довольно будет к пению чудес Твоих.

Эта молитва благословения и освящения воды может быть названа евхаристической молитвой. Это торжественный акт хвалы и благодарения, акт поклонения, которым от имени всего мира человек отвечает Богу. Именно благодарение и поклонение возвращают нас к самому началу, действительно делают нас свидетелями творения. Ибо благодарение есть поистине первый акт, которым человек осуществляет свое назначение. Тот, кто благодарит, уже не раб; в поклонении нет места страху, тревоге, зависти. Вознося благодарение Богу, человек снова становится свободным по отношению к Богу, свободным по отношению к миру.

«...Покажи воду сию...»

Будь то освящение воды или хлеба и вина, оно ни в коем случае не является видимым, «физическим» чудом, превращением, которое можно проверить и доказать осязаемым образом. ...Христос пришел не для того, чтобы заменить естественную материю какой-то сверхъестественной и освященной материей, Он пришел восстановить и исполнить ее как способ единения с Богом. Святая вода в крещении, хлеб и вино в Евхаристии представляют все творение, но то творение, каким оно станет в конце, когда оно будет завершено в Боге, когда Он наполнит Собою все. Именно этот конец открывается, приближается, делается уже реальным для нас в таинстве; и в этом смысле каждое таинство позволяет нам осуществить переход в Царство Божие.

...Вода освящается для того, чтобы являть собою отпущение грехов, избавление, спасение, для того, чтобы быть тем, чем предназначена быть вся материя: путем к конечной цели — обожению человека, познанию Бога и соединению с Ним.

Явися, Господи, на воде сей, и даждь претворитися в ней крещаемому во еже отложити убо ветхаго человека, тлеемаго по похотем прелести, облещися же в новаго, обновляемаго по образу Создавшаго его, да быв сраслен подобно смерти Твоея крещением, общник и воскресения будет, и сохранив дар Святаго Твоего Духа, и возрастив залог благодати, примет почесть горняго звания, и сопричтется новорожденным написанным на небеси, в Тебе Бозе и Господе нашем Иисусе Христе. Яко Тебе подобает слава, держава, честь и поклонение вкупе со безначальном Твоим Отцем, и со Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно и вовеки веков. Аминь.


Елей радования

...В предшествующем крещению помазания елеем воды и тела крещаемого елей служит, прежде всего, символом жизни, но жизни не просто как существования, но как полноты, радости и участия в той таинственной и невыразимой сущности жизни, которую мы ощущаем в минуты счастья и ликования жизни, о которой говорит Библия, когда она называет ее даром Святого Духа, Подателя Жизни: жизни как «света человеков«, жизни не как синонима, а как самого содержания существования; короче говоря, жизни как участия в самой Божественной жизни.

И наконец само помазание:

Священник, поя Аллилуйя трижды, с людьми, творит кресты три елеем в воде. Вновь творение Божие стало полным и совершенным...

И приносится крещаемый. Священник же вземлет от елеа две персты, и творит креста образ на челе и персех, и на междорами, глаголя: Помазуется раб Божий (имярек), елеем радования, во имя Отца и Сына, и Святаго Духа, аминь.

И назнаменует его перси, и междорамия. На персех убо глаголя: Во исцеление души и тела. На ушесех же: В слышание веры. На руках: Руце Твои сотвористе мя, и создасте мя. На ногах: Во еже ходити ему по стопам заповедей Твоих.

Это воссоздание человека: его тела, каждого его члена, его органов чувств... Крещение касается не только души, оно относится ко всему человеку. Крещение есть, прежде всего, восстановление человека в его целостности, примирение души и тела. «Елей радования»: одним и тем же елеем помазуются вода и тело человека для примирения с Богом и — в Боге — с миром. Тот же самый Дух: та же жизнь, разрушение всех ложных раздвоенностей и псевдодуховностей, возвращение к извечной тайне творения. И увидел Бог все, что Он создал, и вот, и хорошо весьма» (Быт. 1,31).


«Подобием смерти и воскресения Христа»

...Почему крещение совершается в подобие смерти и воскресения Христа и каково истинное значение этого подобия? Ибо только теперь мы можем понять, что подобие — прежде чем оно исполнится в обряде — в нас самих: в нашей вере во Христа, в нашей любви к Нему и поэтому в нашем желании того же, чего желал Он. Веровать во Христа означает и всегда означало не только признавать Его, не только получать от Него, но, прежде всего, отдаться Ему. Невозможно веровать в Него и не принять Его веру, как свою веру, Его любовь, как свою любовь, Его волю как свою волю. Ибо нет Христа вне этой веры, любви и воли; только через них мы можем познать Его, ибо Он и есть эта вера и послушание, любовь и воля.

...Наконец, невозможно знать Христа и не желать испить ту чашу, которую испил Он, и креститься тем крещением, которым крещен Он (Мф.20,22): другими словами, не желать той последней встречи и сражения с грехом и смертью, которые побудили Его «положить свою жизнь» за спасение мира.

Таким образом, вера сама не только приводит нас к желанию умереть со Христом, но, в действительности, есть само это желание. А без этого вера — всего лишь «идеология», столь же сомнительная и столь же условная, как и любая другая идеология. Именно вера внутри нас желает крещения. Именно вера знает, что оно есть истинное умирание и истинное воскресение со Христом.

И егда помажется все тело, крещает его священник, проста его держа и зряща права на восток, глаголя:

Крещается раб Божий (имярек), во имя Отца, аминь. И Сына, аминь. И Святого Духа, аминь.

На коемждо приглашении низводя его, и возводя. Таково это таинство: дар смерти и воскресения Христа каждому из нас, дар, который и есть благодать крещения. ...В крещении истинно реализуется смерть и воскресение Христа как Его смерть за меня, Его воскресение за меня, а поэтому моя смерть во Христе и мое в Нем воскресение.

«Аминь», которым вся Церковь «запечатлевает» каждое из трех погружений, есть свидетельство того, что мы снова видели и испытали, что Христос истинно умер и истинно воскрес из мертвых, так что в Нем мы можем умереть по отношению к нашей смертной жизни и стать причастниками — здесь и теперь — «невечернего дня».


Таинство Святого Духа. Белая одежда

Сразу же после троекратного погружения в воду новокрещенный облачается в белую одежду, которая в литургических текстах именуется также блистающей ризою, ризой царскою, одеждой нетления и т.п.

И облачая его во одеяния, священник глаголет: Облачается раб Божий (имярек) в ризу правды, во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Печать дара Духа Святого

После троекратного погружения в купель и облачения в белую одежду, священник помазует новопросвещенного — запечатлевает святым миром... «помазует крестившагося святым миром, творя креста образ: на челе, и очесех, и ноздрех, и устех, обоих ушесех, и персех, и руках и ногах», «запечатлевает» все тело драгоценным миром, освященным епископом, говоря: «Печать дара Духа Святаго».

Архив новостей